Права собственности как «правила игры» в хозяйственной системе

Таким образом, основная задача спецификации, т.е. четкой определенности прав собственности, заключается в изменении поведения хозяйствующих субъектов таким образом, чтобы они принимали наиболее эффективные решения. Ведь только на собственника падают в конечном счете все положительные и отрицательные результаты осуществляемой им деятельности. Он поэтому оказывается заинтересованным в максимально полном их учете при принятии решений. Чем определеннее права собственности, тем сильнее стимул у хозяйствующего субъекта учитывать те выгоды или тот ущерб, которые его решения приносят другому лицу. Именно поэтому в процессе обмена прав собственности на те или иные блага будут переданы тому экономическому агенту, для кого они представляют наивысшую ценность. Тем самым обеспечивается эффективное распределение ресурсов, поскольку в ходе обмена они перемещаются от менее производительного к более производительному использованию, от лиц, менее их ценящих — к лицам, ценящим их больше.

В хозяйственной деятельности людей известны два основных правовых режима: частной собственности и государственной собственности, а также смешанные (на основе этих двух) правовые режимы.

Право частной собственности означает, что отдельное физическое или юридическое лицо обладает всем «пучком» из 11 прав собственности или, по образному выражению американского экономиста П.Хейне, некоторыми «травинками» из этого пучка. Например, вы можете обладать 1-4 из перечисленных прав, но не обладать остальными правами. Комбинации этих прав с учетом того, что ими обладают различные физические и юридические лица могут быть весьма разнообразными. Поэтому можно говорить о разнообразии форм частной собственности.

Право государственной собственности означает, что всем «пучком трав» или различными его компонентами обладает исключительно государство, причем, чем в большей степени все II прав на подавляющую массу ограниченных ресурсов реализуются государством, тем в большей степени такая система хозяйствования претендует на звание иерархии.

Современная хозяйственная система западных стран именуется «смешанной экономикой». И все-таки мы не совершим большой ошибки, если назовем эти страны капиталистическими. Во-первых, определяющим способом передачи информации в них является механизм ценовых сигналов, или спонтанный порядок. Во-вторых, в частной собственности находится преобладающая доля редких (ограниченных) ресурсов, главным из которых является капитал. Поэтому термин «смешанная экономика» отражает всего лишь то обстоятельство, что в чистом виде мы не наблюдаем ни спонтанного порядка, ни иерархии; ни правового режима частной собственности, ни государственной собственности. Речь не идет о некоем «третьем пути», по которому идут такие страны, как США, Великобритания, Швеция, Япония, Южная Корея и т.п. Более того, стремление расширить границы государственного сектора с неизбежностью будет усиливать иерархические компоненты в данной системе хозяйственных связей и чревато нарастанием трансакционных издержек, которые могут перечеркнуть благие намерения, с коим и связано усиление роли государства в экономике. В этом смысле и следует понимать бескомпромиссное высказывание Л.Мизеса: «Производство может направляться либо рыночными ценами.., либо правительственным советом по управлению производством. Третьего решения не существует. Невозможна третья социальная система, которая была бы ни социалистической, ни капиталистической»